kamanin_alex (kamanin_alex) wrote,
kamanin_alex
kamanin_alex

«…никого не изображайте, ведите себя как всегда. Этого достаточно...» (c)

Вчера Астраханский областной отклонил апелляционную жалобу по А., о принудительном помещении которой в психиатрическую больницу я уже писал

Кратко о биографии А. Воспитывалась она в детском доме. Согласитесь, условия далеко не самые райские. Широко известны случаи, когда детям из детских домов ставят психиатрические диагнозы, учитывая особенности их поведения, вызванного, собственно, сиротством. Такой диагноз в далекие советские годы был поставлен и А. Затем снят. Однако дети, выросшие в детских домах, с самого юного возраста привыкают бороться за свои права, яростно отстаивать интересы тех, кого считают друзьями и близкими. И методы этой борьбы далеки от парламентских. А. – не исключение. Тяжелый труд, слабое здоровье не ослабили энергию этой женщины. Если она убеждена в своей правоте, то готова отстаивать свою правду яростно и резко, не стесняясь в выражениях.

Вчера областной суд вынес окончательное решение о направлении А. на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Апелляционная жалоба была отклонена, несмотря на имевшиеся, на мой взгляд, процессуальные нарушения на первом судебном заседании.

В том, первом, решении суда есть удивительные заявления, заключения и выводы, а также «белые пятна».

Например, сообщается, что А. была госпитализирована в ГБУЗ АО «ГПКБ» 11.11.2015 в 11 ч. 25 мин. При этом направление на госпитализацию выдано врачом-психиатром Б., который после осмотра А в 11ч. 07 мин 11.11.2015, пришел к выводу о необходимости ее госпитализации,

Как врач Б. мог осмотреть А. в 11.07, если ее доставили в 11.25? Врачебная комиссия же осматривала А. в 14.00 (об этом также сказано в решении суда).

Правда, ниже сказано, что основаниями для вывода о необходимости госпитализации также послужили сведения о поведении А., полученные от М., мастера производственного участка МБУ г. Астрахани «...». По этим сведениям А. «последние 2 дня, 09.11.2015 и 10.11.2015, стала вести себя «неадекватно - совершенно нетерпимо».

Обладает ли мастер М. достаточной квалификацией, чтобы отличить хулиганство от психического расстройства? Почему, мастер М. не обращается в полицию, а предпочитает поставить диагноз, опираясь на собственные медицинские познания? Почему, если действия А. столь опасны для нее самой и окружающих, как уверяет суд врач Б., скорая помощь приезжает за ней лишь через сутки, 11.11.2015? Не слишком ли поздно?

Теперь же о «белом пятне»

Скорая помощь забирает А. прямо с улицы. При себе у А. нет никаких документов, в том числе, нет паспорта.
Непонятно, каким образом среди миллиона астраханцев работники той Скорой прямо на улице установили, что перед ними именно А., тем более, что они уверены в неадекватности А. и, следовательно, не должны доверять даже ее собственным словам.

Все-таки Скорая психиатрическая помощь доставляет А. в больницу, где А., опять же, без документов, подтверждающих ее личность, в 14.00 11.11.2015 освидетельствована комиссией врачей-психиатров. Комиссия подтверждает обоснованность решения о госпитализации и считает, что обследование и лечение А.. возможно только в стационарных условиях в связи с наличием у нее аффективно-бредовой симптоматики. Согласие А. на добровольную госпитализацию по-прежнему отсутствует. Врачи же приходят к выводу, что «невозможность получить согласие А. обусловлена отсутствием критического отношения к своему психическому состоянию».

У вас не напрашивается вывод, что одним из признаков адекватности человека является добровольное согласие на помещение в психиатрическую больницу для освидетельствования?

Заседание суда первой инстанции состоялось 16 ноября 2015 года, через пять суток, то есть почти через 120 часов после принудительного доставления А. в психиатрическую больницу.

В то же время положения частей первой и второй статьи 32 во взаимосвязи с положениями части третьей статьи 33, части первой статьи 34 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и статьи 133, части первой статьи 263, частей первой и второй статьи 303 и части первой статьи 304 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - не допускают принудительную госпитализацию лица в психиатрический стационар на срок свыше 48 часов без судебного решения! Именно так гласит Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 № 544-О-П.

Но А. все пять суток находится принудительно в психиатрической больнице. Суд, приступая к рассмотрению искового заявления о принудительной госпитализации А., оставляет законодательную норму без внимания.

В то время, как даже по подозрению в преступлении без решения суд гражданина можно лишь на срок не более 72 часов.

И снова «белое пятно». Теперь уже в суде.

В соответствии со статьей 146 Кодекса административного судопроизводства РФ председательствующий в судебном заседании либо суд …устанавливают личность каждого явившегося участника судебного разбирательства, проверяют полномочия должностных лиц, представителей.

Пленумом Верховного суда РФ от 26.06.2008 г. было даже издано специальное постановление № 13 «О применении гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции», части 4 которого так прямо и сказано: «Устанавливая личность явившихся в судебное заседание участников процесса (статья 161 ГПК РФ), надлежит выяснить их фамилию, имя, отчество, дату рождения, место работы и жительства. Суд устанавливает личность гражданина на основании исследования паспорта, служебного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность».

У А. паспорт по-прежнему лежит дома. Каким образом теперь уже суд устанавливает ее личность?

Еще одно «белое пятно» в деле А.?!

Далее в судебном решении описаны результаты осмотра А. 11.11.2015 в отделении № 3 ГБУЗ АО «ОПКБ» комиссией враче-психиатров.

По заключению комиссии, зафиксированном в решении суда, А. «при осмотре в сознании, ориентирована в полном объеме. Текущую дату назвала верно. Держалась уверенно, с достоинством».

Видимо, это те самые симптомы, которые легли в основу мотивированного заключения комиссии врачей-психиатров ГБУЗ «ОКПБ» о том, что у А. «диагностирован аффективно-бредовый синдром».

Хотя, стоит добавить, возможно, не единственные симптомы, указывающие на диагноз. В решении суда содержится ссылка на заключение комиссии, в котором приводятся слова А. о том, что она считает себя борцом за справедливость! Видимо, стремление к справедливости – симптом аффективного бреда.

А еще врачей насторожило, как А. «с гордостью говорила о том, что ее неоднократно поощряли на разных уровнях - «мне и главные врачи давали благодарности... даже губернатор вручал грамоту». Перечисляла свои «заслуги», фамилии известных людей в городе, с которыми «поддерживает отношения». Говорила о своей помощи в проведении прошедших выборов, о новом созыве депутатов…»,

Обратите внимание, слово «заслуги» взято в решении суда в кавычки. Мол, бред.

Вовсе нет!

Не трудно в официальных документах найти подтверждение распоряжение мэра Астрахани от 29.06.2011 № ___-р-м, постановление Думы Астраханской области от 25.10.2012 № ___/10, распоряжение Губернатора Астраханской области ль 28.03.2013 № _-Р, чтобы убедиться в правдивости А.: мэры, депутаты, губернатор А знают и награждали грантами и грамотами.

Неужели награды - еще один довод в пользу психического расстройства у тех, кого награждали мэры, губернаторы, депутаты?

Какие еще признаки аффектированного бреда выявили у А.? Она, оказывается, во время опроса глазами следила за действиями врачей, подозрительно воспринимала задаваемые вопросы. Эмоции ее были неустойчивы, но, самое главное, она пыталась сдерживать (!) раздражение при расспросе. А еще пожаловалась на незначительное снижение памяти и бессонницу.

Что же, все эти симптомы действительно особо опасны для самой А. и для каждого, кто ее увидит? Именно поэтому ориентированную в пространстве и времени, держащуюся с достоинством и спокойно А. следует поместить в соответствии со ст. 29 закона «О психиатрической помощи…» на принудительное лечение?

Видимо, да. Так решил суд. Причем, решение суда первой инстанции поддержал и областной суд, оставив без внимания доводы адвоката, свидетелей защиты, документы характеризующие личность А.

Не правда ли, напоминает цитату из гуляющего по сети «Устного Шкловского»:

«В 1918 году в Самаре мне нужно было по некоторым обстоятельствам на время куда-нибудь скрыться. Эсеровские дела... Был один знакомый доктор. Он устроил меня в сумасшедший дом. При этом предупредил: только никого не изображайте, ведите себя как всегда. Этого достаточно...»

Tags: Астрахань, права человека
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments